Радиоактивное наследие на территории Казахстана

Радиоактивное наследие на территории Казахстана

67 лет назад СССР испытал свое первое ядерное оружие под кодовым названием «Первая молния» в степи Северо-Восточного Казахстана. Испытательный полигон — Семипалатинск — за свои 40 лет пережил 456 атомных взрыва. Жители близлежащих городов стали невольными подопытными кроликами, пострадав от последствий взрывов, как специальных, так и случайных. Радиация поглотила три поколения Казахстана (общее количество зараженных насчитывает более миллиона), вызвав проблемы со здоровьем — от болезней щитовидной железы и рака до врожденных дефектов, уродства, преждевременного старения и сердечно-сосудистых заболеваний. Продолжительность жизни здесь на семь лет меньше, чем в остальных частях Казахстана. В этом выпуске вы увидите последствия ядерных взрывов на ни в чем не повинных людях.

Большой ковш возвышается над ядерным полигоном на фоне огней от Курчатова на горизонте, 22 ноября 2008 года. Полигон был местом испытания почти 500 ядерных тестов во время холодной войны. Жители близлежащих поселков и городов не получали ни предупреждений, ни защиты от радиации. Программа развития ООН сообщает, что более одного миллиона людей подверглись радиации в результате 40-летнего испытания ядерного оружия. (Ed Ou/Reportage by Getty Images)

Майра Жумагельдина купает свою дочь Жаннур в Семипалатинске, 2 марта 2009 года. 16-летняя Жаннур родилась с микроцефалией и сколиозом 6-й степени из-за высокой степени полученной радиации. Это повлияло на развитие мозга Жаннур, она как будто зависла в вегетативном состоянии. Она не умеет думать, говорить и выполнять даже самые элементарные действия. Майре приходится купать ее каждый день, так как она не может позволить себе подгузники. (Ed Ou/Reportage by Getty Images)

Майра Жумагельдина кормит свою дочь Жаннур в доме в Семипалатинске. (Ed Ou/Reportage by Getty Images)

Майра Жумагельдина делает своей дочери Жаннур массаж перед тем, как ложиться спать. (Ed Ou/Reportage by Getty Images)

Майра Жумагельдина целует свою 16-летнюю дочь Жаннур у своего дома в Семипалатинске. (Ed Ou/Reportage by Getty Images)

Майра Жумагельдина везет Жаннур на инвалидном кресле. (Ed Ou/Reportage by Getty Images)

Солнце садится над Семипалатинском. (Ed Ou/Reportage by Getty Images)

Женщина в церкви в Курчатове бьет в колокола накануне Рождества, 6 января 2009 года. Когда-то Курчатов был эпицентром испытаний ядерного оружия, здесь жили ученые и техники. (Ed Ou/Reportage by Getty Images)

Берик Сыздиков сидит на кровати в доме своей тещи на территории ядерного полигона в Казахстане. Он родился слепым и с признаками уродства в результате распространения радиации в утробе матери. (Ed Ou/Reportage by Getty Images)

Берик Сыздиков (справа) тянется к руке своей тещи Бибигуль в ее доме в Казахстане. (Ed Ou/Reportage by Getty Images)

29-летний Берик Сыздиков поет и играет на пианино в квартире в Семипалатинске. Берик научился играть на пианино и влюбился в оперу, когда был в Италии, где ему делали операцию на лице. (Ed Ou/Reportage by Getty Images)

Берик Сыздиков идет под руку со своей матерью. (Ed Ou/Reportage by Getty Images)

Берик Сыздиков курит на холме на фоне Семипалатинска. (Ed Ou/Reportage by Getty Images)

Ученые используют счетчик Гейгера, чтобы проверить уровень радиации на месте первого атомного взрыва на ядерном полигоне Семипалатинска в Казахстане. Более 400 ядерных взрывов были проведены в СССР во времена холодной войны, оставив в районе высокий уровень радиации. (Ed Ou/Reportage by Getty Images)

Ученый-ядерщик использует счетчик Гейгера, чтобы проверить уровень радиации на месте первого атомного взрыва на ядерном полигоне Семипалатинска в Казахстане. (Ed Ou/Reportage by Getty Images)

7-летняя Валерия Зольдина с синдромом Дауна играет с огнями из волоконной оптики в реабилитационном центре в Семипалатинске 15 января 2009 года. Она родилась с отставанием в развитии и совсем недавно научилась ходить. Эти огни сделаны специально для развития моторики. (Ed Ou/Reportage by Getty Images)

13-летний Занболат Турисбеков смотрит телевизор, пока его сестра Аида играет в их доме в Семипалатинске. Брат и сестра родились со спинальной амиотрофией и не могут ходить. (Ed Ou/Reportage by Getty Images)

Отец купает 18-летнего Никиту Бочкарева в Семипалатинске. У Никиты церебральный паралич, он не умеет контролировать свое тело, поэтому ему нужна постоянная опека родителей. (Ed Ou/Reportage by Getty Images)

Отец Андрей одевает Никиту Бочкарева. (Ed Ou/Reportage by Getty Images)

Никита Бочкарев щекочет носом своего младшего брата Данила. Никита и Данил изображают дерущихся собак, но Никита может использовать для игры лишь свой нос. (Ed Ou/Reportage by Getty Images)

Никита Бочкарев печатает на клавиатуре с помощью специальной палочки на шлеме во время дистанционного урока русского языка. Он практически живет в интернете, где его разум освобождается от физически неполноценного тела, позволяя ему писать рассказы, письма и стихи, а также общаться с друзьями. (Ed Ou/Reportage by Getty Images)

Трогательный момент общения двух близких людей — Никиты Бочкарева и его мамы в их квартире в Семипалатинске. (Ed Ou/Reportage by Getty Images)

Звезды над заброшенным военным городком Чаган недалеко от ядерного полигона Семипалатинска в Казахстане, 27 февраля 2009 года. Когда-то этот город был военной воздушной базой во время холодной войны, куда самолеты были готовы сбросить ядерные боезаряды. Город опустел после испытаний ядерного оружия, закончившегося после распада СССР. Теперь это город-призрак посреди казахской степи. (Ed Ou/Reportage by Getty Images)

Медсестра Лариса Соболева держит двухлетнего Адила Жиляева в приюте в Семипалатинске, 24 ноября 2008 года. Адил родился слепым, с детским церебральным параличом и гидроцефалией. Его мать годами подвергалась радиации в результате испытания ядерного оружия. Родители бросили его, и теперь о нем заботятся в приюте. (Ed Ou/Reportage by Getty Images).

смотрите также: